Пытки в застенках Бердянской милиции

« Пытками называется умышленное  причинение сильной физической боли,   физического и морального страдания,  путем нанесения побоев, мучений  и иных насильственных действий с целью принудить потерпевшего совершить действия, противоречащие его воле» (Статья 127 Уголовного Кодекса  Украины)

НАЧАЛО

Волк-1История эта произошла в 2008 году.  Оперативники Бердянского уголовного розыска задержали молодого человека (условно назовем его Сергей) за то, что он нецензурно выражался в общественном  месте.   Поступок, конечно, некрасивый, но преступлением не является.  В правовой системе Украины такой поступок является административным правонарушением и наказывается штрафом.   Однако, на беду Сергея,  часом  раньше на этом же самом  месте был похищен дорогой мобильный  телефон,  и кража была зафиксирована в сводках Бердянской милиции  как преступление, которое необходимо раскрыть.  Срочно.  Поэтому оперативникам уголовного розыска пришла в голову конструктивная (как им показалось) идея «повесить» кражу на Сергея.   Лучше всего эта «конструктивная» идея  была позднее описана в официальном документе под названием » Приговор суда.  Итак: « Трое оперативных работников Бердянского уголовного розыска, являясь сотрудниками правоохранительного органа, должностными лицами-представителями власти, действуя в личных интересах, связанных с улучшением показателей в работе, в целях раскрытия вышеуказанного преступления сговорились между собой  и с неустановленным  досудебным следствием четвертым лицом о применении незаконных методов дознания (пыток) в отношении потерпевшего с целью понудить его сознаться в совершении грабежа».  Сказано исчерпывающе.

Забегая вперед, отмечу, что  в данном конкретном случае идея оказалась  совершенно антиконструктивной, и большинство фигурантов этой  грязной истории  уже отбывает  наказание в местах не столь отдаленных.   Именно поэтому автор не будет упоминать в своей статье реальные фамилии милиционеров-преступников.  Они уже и так наказаны.  Но здесь интересно отметить существование  еще одного фигуранта, который  в приговоре отмечен  как «лицо, не установленное досудебным следствием».  По мнению автора  (мнение подтверждается  информацией полученной от некоторых источников  из Бердянского  ГО УМВД),  этим «лицом» является один из руководителей городской милиции.  Руководитель,  который, в последствие,  сделал все возможное, что бы развалить дело в отношении своих подчиненных.  Защищая при этом, в первую очередь,  свои интересы.

ДЫБА ПО-МИЛИЦЕЙСКИ

Однако,  вернемся к событиям 2008 года.  Задержав Сергея за административное правонарушение, сотрудники милиции доставили его  в городской отдел УМВД  (кабинет № 305), где и предложили ему чистосердечно сознаться в уголовном преступлении — хищении мобильного телефона.  Сергей отказался.  О том, что произошло после этого,  опять-таки лучше всего повествует официальный текст  судебного приговора.  Итак: «…Пострадавшего усадили на стул и сковали ему руки наручниками позади ног,  между руками и туловищем просунули металлическую вешалку.  Затем пострадавшего подняли на вешалке, один край которой  положили на сейф, а другой на стул, который поставили на стол.  Пострадавший оказался в подвешенном положении.  Его били по спине и по голове, раскачивали и требовали признаться в хищении телефона…».  В деталях описывать ход пыток автору очень не хочется. Это крайне неприятно.  Отмечу лишь, что Сергея подвешивали на  самодельную милицейскую дыбу трижды, и он дважды  терял сознание.  Затем его душили и били дубинкой по пяткам. мент12 На следующий день он попал в больницу с  телесными повреждениями средней тяжести, где и написал заявление в прокуратуру о примененных к нему пытках.

Здесь возникает очень логичный вопрос: интересно, а знало ли руководство Бердянской милиции о пытках,  используемых в стенах этого уважаемого учреждения?  В первую очередь этот вопрос  обращен к заместителю начальника Бердянского ГО УМВД  подполковнику милиции Дмитрию Грайворонскому.   В 2008 году именно подполковник Грайворонский  возглавлял криминальную милицию нашего города и именно ему напрямую подчинялся уголовный розыск.  Вопрос   риторический.  Вероятно,  знал. В подтверждение этого тезиса говорит  тот арсенал грязных приемов,  который руководство Бердянской милиции использовало для того, чтобы «развалить»  дело.  Разумеется, что несколько раз проводились служебные проверки по факту применения пыток в Бердянском ГО УМВД, в результате которых был принят вердикт о том, что сотрудникимент-1c милиции действовали строго в рамках закона и предоставленных им полномочий.  Затем началась фабрикация доказательств и подтасовка документов.  На этих  деяниях  наша милиция поднаторела и наработала изрядного  опыта.  Пытались подделать медицинские документы.  Группа милиционеров-коллег дала показания, что во время инцидента подозреваемые  были где-то в районе Косы, где с риском для жизни задерживали особо опасного преступника.  Нашли даже некоего уголовника, который дал признательные показания о том, что это якобы он избил Сергея, уже после того как пострадавший покинул здание горотдела милиции.  Позднее, правда, выяснилось, что в тот день  указанного уголовника вообще не было в Бердянске.  Иными словами,  был задействован весь арсенал грязных милицейских махинаций.  Не помогло.  В конце концов,   «дело о пытках»  было передано в суд.

Судейская эпопея в деле о пытках – это тоже красочная иллюстрация на тему коррупции.  Бердянский межрайонный суд оправдал  бригаду ментовских оперативников вчистую. Пострадавшая сторона сумела добиться отмены решения Бердянского суда,  и дело было направлено на рассмотрение  в Приазовский районный суд.  В Приазовье милиционеров-садистов признали-таки  виновными в применении пыток,  но, используя смягчающую статью 75 УК Украины, им определили наказание в четыре года условно.  Здесь бы им возрадоваться и остановиться.  Но, видимо, ребята настолько были уверенны во всемогуществе своей «крыши», что подали апелляцию.  И зря.  Решением уголовной коллегии Запорожского областного апелляционного суда им не только оставили без изменения сроки наказания, но и отменили смягчающую статью 75 УК Украины.  После этого наказание перестало быть условным, а стало, безусловно,  реальным.  Преступников взяли под стражу прямо в зале суда.  На сегодняшний день они уже отсидели по два года из положенных четырех.

Примерно в то  время, когда преступников взяли под стражу, подполковник Грайворонский с почетом ушел  (сбежал?) на пенсию. Получив солидную пенсию и все льготы, которые положены государевому служаке такого ранга. Это не считая семейного бизнеса господ Грайворонских в виде роскошного ресторана «Зигзаг» в районе автовокзала.  Через два года, когда скандал утих и «пена» улеглась, подполковник снова вернулся на службу.  Вернулся на ту же должность и в том же качестве.

В заключение,  автору хотелось бы высказать  несколько своих мыслей по поводу применения пыток в милиции.  Пытки в милиции будут применяться до тех пор, пока «чистосердечное признание»  остается царицей  доказательств.   Сегодня органам дознания достаточно добиться (выбить) чистосердечное  признание,  и больше ничего делать не надо. Заявление подсудимого о том, что его заставили  подписать «чистосердечку» под пытками, вызовет смех судьи и иронию прокурора.  На основании таких заявлений никто дело на новое расследование направлять не будет, а наоборот – добавят пару лет к приговору.  А значит, в милиции и дальше будут фабриковаться дела,  а делать карьеру будут  садисты.

Николай Соловьев.      Общественный помошник городского головы по вопросам борьбы с коррупцией

 

И комментарии, и пинги закрыты.

Комментирование закрыто.